Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Опубликовать в социальных сетях

Индекс цитирования.

 

НЕТ ПРЕДЕЛА ЗНАНИЯМ

Леонардо да Винчи

 

(окончание главы)

 

Леонардо да Винчи.
Благовещение.
Ок. 1473 - 1475 г.Удивительная была эпоха! Наука, техника, искусство — все раз­вивались как одно целое. Любая область творчества расцветала благодаря технике, и в том числе искусство. Растущий спрос на художественные произведения требовал быстрой и отличной работы. Техника совершенствовалась благодаря науке. Очень многое сводилось к математике. География развивалась через космографию и астрономию, техника — через механику, живопись — через учение о перспективе и оптику, скульптура — через учение о пропорциях, архитектура — через учение о массе и тяжести тел и опять-таки через учение о пропорциях. Искусство становилось наукой — и в творчестве Леонардо этот синтез получил идеальное воплощение. В нем чудесным образом соединились разносторонние знания, которые он расширял и углублял в течение всей жизни.

В те годы Флоренция была подлинной столицей гуманизма. Город называли новыми Афинами. В нем процветал культ высокой об­разованности, основанной на изучении греческой и римской литературы, античной истории, философии, права. Гуманизм как совокупность взглядов, выражающих уважение достоинства и прав человека, заботу о его благе, всестороннем развитии, создании для людей благоприятных условий общественной жизни, отвечал идеологии флорентийской буржуазии, которая боролась с феодализмом и теологическими взглядами средневековья. Гуманисты, провозгласив свободу человеческой личности, выступали против религиозного аскетизма, за право человека на наслаждение и удовлетворение земных потребностей.

ЛЛеонардо да Винчи.
Поклонение волхвов.
1481-1482 гг.еонардо, разделяя эти прогрессивные идеи, сторонился мистико-идеалистических учений, далеких от действительности неоплатонических фантазий, модных в кругах богатой буржуазии. Иначе и быть не могло у трезвого реалиста, ясно  ощущавшего пульс времени, чья стихия — творчество, а метод — научное исследование и опытная проверка его результатов.

Я отлично знаю,— говорил Леонардо,— что так как я неученый человек, то некоторым заносчивым людям может показаться, что они вправе порицать меня, говоря, что лишен образования. Глупцы! Не знают они, что я могу ответить им, как Марий отвечал римским патрициям: они сделали себе украшение из чужих трудов, а за мною не хотят признать моих собственных!».

В Лувре хранится маленькое по размерам «Благовещение» — картина, созданная Леонардо, по всей вероятности, в 1473—1475 годах. Композиционно, по трактовке персонажей и манере исполнения она близка одноименному полотну Верроккьо.

Но если сопоставить «Благовещение» с более поздними шедеврами Леонардо, такими, как «Поклонение волхвов» (1481 —1482), «Тайная вечеря» (1495—1497), «Мадонна с младенцем и святой Анной» (1508— 1510), нетрудно заметить, что художник еще слишком протокольно следит за мельчайшими деталями, выписывая их с предельной тщательностью.

Леонардо да Винчи.
Тайная вечеря.
1495-1497 гг.Означает ли это, что молодой человек окончательно сформировался как личность и как художник? Разумеется, нет. Леонардо совершенство­вался всю жизнь, и круг его интересов был невероятно широк. Хотя в обществе мог быть очень веселым, предпочитал одиночество. Подолгу сидел где-нибудь у дороги, погрузившись в глубокие размышления или внимательно наблюдая за облаками, полетом птиц,  бабочек, стрекоз. В обществе держался с достоинством, перед вельможами не заискивал, одевался элегантно, безукоризненно.

Не умел и не хотел работать быстро, подобно многим собратьям по ремеслу, спешившим набрать ради денег как можно больше заказов. «Живописец! — восклицал он,— если хочешь избежать упреков со стороны людей понимающих, старайся изображать каждую вещь верной натуре и не пренебрегай ее изучением...»

Никто бы не подумал, что этот высокий, красивый человек с холеной рыжеватой бородой, в берете, куртке и коротком красном плаще, с маленьким альбомчиком, который висел у пояса на цепочке — для набросков и заметок, был в общем-то бедняком. Его спокойное, ясное лицо не отражало никаких забот. На плохие дела художник никому не жаловался, заказами себя не перегружал, делал их не спеша. 

Леонардо да Винчи.
Мадонна с младенцем
и святой Анной.
1508-1510 гг.Для Леонардо искусство всегда было наукой. Писать картину, фреску значило наблюдать, проводить опыты, делать математические расчеты. Он вникал во все, поскольку не мог делать лишь что-то одно. Живописал и исследовал свойства красок. Изучал географическое положение Венеции и одновременно латинскую грамматику. Занимался гидротехническими работами, физиологией, анатомией. Решал задачи архитектурные и в области механики. Серьезно увлекся космологией и в связи с этим — движением вод.

Захотелось узнать, бывают ли приливы и отливы в таком замкнутом море, как Каспийское, и он заносит в книгу-памятку: «Написать турку Бартоломео, чтобы сообщил о приливе и отливе в Черном море, и разуз­нать, бывают ли такие приливы и отливы в Гирканском, т. е. Каспийском, море». И тут же помечает: «Справиться у Бенедетто Портинари, как катаются на коньках во Фландрии». Эти записи сделаны сорокалетним человеком и свидетельствуют, что Леонардо с годами не утратил жадной любознательности, острого интереса к самым разнообразным явлениям природы. 

В окрестностях Рима он изучал геологические породы, в рвах замка св. Ангела, наполненных водой, проводил опыты по акустике и изучал законы распространения звука в жидкой среде. Интересовался воздухоплаванием.

Он славился в молодости ловкостью и силой: любого одолевал в телесных упражнениях. Был прекрасным наездником. Артистически пел. Сконструировал серебряную лютню в форме лошадиной головы и, играя на ней, одержал победу над всеми музыкантами. Писал сонеты и баллады. Был непревзойденным организатором зрелищ.

Всеэти качества делали его душой общества, если он этого хотел. Остроумный и наблюдательный, Леонардо был мастером вести любую беседу — серьезную и легкомысленную, ученую и пустую, в зависимости от собеседников. Делал это блестяще, но никогда не раскрывался до конца. Как человек он остался в значительной мере «закрытым» и для нас, хотя его труды, биографию, произведения изучали и продолжают изучать тысячи исследователей.

Завершенных художественных работ Леонардо создал немного. Но каждая, даже не доведенная до конца, была огромным событием, поражая свежестью, новизной, блеском исполнения. Поэтому всегда перед ними толпились художники. Яркий пример — картон для фрески «Битва при Ангиари», начатый им в феврале 1504 года и ровно через год законченный. Композиция должна была украсить папскую залу монастыря Санта-Мария Новелла во Флоренции.

Леонардо да Винчи.
Этюд головы воина
для "Битвы при Ангиари".
1503 г.Когда Леонардо открыл его для обозрения, все были потрясены. Вазари рассказывает: «Он изобразил группу всадников, бьющихся из-за знамени,— вещь, признанную превосходнейшей и в высокой степени мастерской из-за удивительнейших замыслов, которые он применил при изображении этого смятения. Ибо в нем выражены ярость, ненависть и мстительность — у людей столь же сильно, как у коней... Нельзя передать, какими разнообразными средствами нарисовал Леонардо одежды солдат, равно как их шлемы и другие украшения, не говоря уже о невероятном мастерстве, какое он обнаружил в формах начертания лошадей, крепость мускулов которых и красоту стати Леонардо мел передавать лучше, нежели кто-либо. Рассказывают, что для выполнения этого картона он построил искусственное сооружение, которое, сжимаясь, поднимало его, а, расширяясь,— спускало».

К великому сожалению, фреска так и не была написана, а картон бесследно исчез. Мы можем лишь догадываться о его совершенстве по сохранившимся наброскам и этюдам. Уже эти подготовительные эскизы поражают невероятной экспрессией. Создается ощущение яростного вихря. Даже обобщенные, «прикидочные» наброски свидетельствуют о блестящем композиционном даре, виртуозном владении карандашом и пером, глубочайшем знании анатомии, перспективы, законов светотени. А как живо передал Леонардо мимику, движения мышц, сложнейшие ракурсы, неистовое движение — словно слышишь крики и стоны воинов, лошадиное ржание, звон металла.

Картон оказал огромное влияние на искусство: он был, по словам Вазари, «школой для всех». Его копировали, изучали Рафаэль, Рубенс и другие выдающиеся мастера.

Но Леонардо отнюдь не считал, что достиг предела возможного. Он всегда и всюду (и то же рекомендовал другим художникам) носил с собой маленькие записные книжки  или альбомчики. Там запечатлевал все, что казалось достойным: растения, животных, пейзажи, постройки и прежде всего, конечно, людей. Если почему-либо нельзя было сделать, зарисовку на месте, придя домой, выполнял ее по памяти, причем с такой точностью, будто изображал с натуры.

Леонардо да Винчи.
Портрет Моны Лизы
(Джоконда)
1503 г.Однако на память он не советовал полагаться: «Тот мастер, который внушит себе, что он может удержать в памяти все формы и произведения природы, казался бы мне в высшей степени невежественным, ибо произведения природы бесконечны, а память наша не так необъятна, чтобы ее хватало на все».

Самая знаменитая его работа— портрет Моны Лизы, или «Джоконда» (1503). Он постоянно искал новых средств выразительности. Говорил: «Художник, который никогда не сомневается, достигнет немногого. Когда произведение превосходит замысел художника, цена ему небольшая. Когда же замысел значительно выше создания, творение искусства может совершенствоваться бесконечно».

Леонардо так объяснял, почему он мало писал: «Когда замысел требовательнее создаваемого — это хороший знак. Если кто будет дер­жаться этого правила с юных лет, тот, несомненно, станет отличным мастером. Произведения его будут немногочисленны, но полны досто­инств, способных остановить людей в восторженном созерцании перед достигнутыми им совершенствами».

Будучи непревзойденным мастером композиции, блестящим знатоком перспективы, он впервые применил сфумато — прием живописи, когда предметы как бы тонут в воздушной среде и их очертания становятся неуловимыми, а все исполнение удивительно мягким. Художник достиг небывалого мастерства в передаче лица, мимики, фигуры и ее движения.

Он совершенствовался всю жизнь. Учеба и творчество в искусстве великого мастера были нераздельны. И загадочная улыбка его Моны Лизы как бы говорит зрителю, что в мире еще столько прекрасного и не­познанного, столько простора для вдохновения и творчества.

 

1    2

 

К содержанию