Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Опубликовать в социальных сетях

Индекс цитирования.

ОДЕРЖИМЫЙ ТВОРЧЕСТВОМ

Илья Ефимович Репин

 

(окончание главы)

 

И. Репин.
Крестный ход
в Курской губернии.
1880 - 1883 г.Отличаясь природной любознательностью, широтой интересов, Репин слушает лекции по начертательной геометрии, всеобщей истории, русской словесности, физике, химии, механике, математике...

«За долгие годы мечтаний, стремлений, отчаяния я, наконец, попал в желанную среду и мог учиться обожаемым предметам.

Сразу и крепко приковал меня курс научный. По уставу 1859 года, научный курс Академии художеств продолжался шесть лет; делился он на три курса (по два года в каждом курсе).

На лекциях, которые я посещал без пропусков на всех трех курсах, я познакомился с кружком подходящих товарищей... У живописцев всегда была какая-то «водобоязнь» обязательного образования и изучения научных предметов...»

Искусство для Репина было самой жизнью. Он страстно любил скульптуру и занимался ею, но основное время отдавал рисованию.

И. Репин.
Портрет А.П. Боголюбова.
1881 г.«По рисованию у меня шло прекрасно. Предсказание Ф. Ф. Львова не сбылось. На первом же экзамене стояла голова Юпитера, и я получил четвертый номер, следующий месяц — Александра Севера — третий, а за Люция Вера меня перевели в фигурный класс. Стояла фигура Германика. И это было уже совсем невероятным. Впервые вся фигура — я страшно боялся, робел; все скромно вырисовывал, фона совсем не тушевал, тушевка деталей была у меня весьма бледной, рисунок казался одним контуром; я думал уже: оправдается угроза Львова — забьют на сотых! 

Но каково же было мое торжество! Товарищи еще издали поздравили меня: я получил за Германика первый номер.

И в эскизах — тогда темы задавали — я тоже шел хорошо; а за плачущего Иеремию на развалинах Иерусалима я также имел номер первый.

Я все собирался пойти к помощнику инспектора Полякову просить отсрочки взноса платы двадцать пять рублей — вольнослушателя.

- Да ведь вы же записаны учеником первого курса,— объявил он мне».   

И. Репин.
Рисунок гипсовой головы
(голова Александра Севера)
1864 г.Второй академией для Репина и, пожалуй, главной стал Иван Николаевич Крамской. Все свои учебные работы он приносил этому человеку и получал ценнейшие замечания и рекомендации. Показывал Илья и свои домашние, самостоятельные этюды, эскизы, законченные живописные работы, получая от разъяснений Крамского громадную пользу.

Вспоминая о Крамском, Репин писал: «Как он много читал, как много знает!» — думал я; мне все осязательнее становилось мое собственное невежество, и я впадал в жалкое настроение. Это настроение особенно усилилось, когда я познакомился с одним молодым студентом универитета. Узнав меня несколько, он объявил, что мне необходимо заняться собственным образованием, без чего я останусь жалким маляром, ничтожным, бесполезным существом...

Я пошел к Крамскому в его кабинет и там очень серьезно, как умел, изложил перед ним свое намерение — года на три, на четыре совсем почти оставить искусство и заняться исключительно научным образованием.

Он серьезно удивился, серьезно обрадовался и сказал очень серьезно: 

- Если вы это сделаете и выдержите ваше намерение как следует, вы поступите очень умно и совершенно правильно. Образование — великое дело! Знание — страшная сила. Оно только и освещает всю нашу жизнь и всему дает значение. Конечно, только науки и двигают людей.     

И. Репин.
Д.А. Щербиновский
в роли Данте.
- Для меня ничего нет выше науки; ничто так — кто ж этого не знает? — не возвышает человека, как образование. Если вы хотите служить обществу, вы должны знать и понимать его во всех его интересах, во всех его проявлениях, а для этого вы должны быть самым образованным человеком. Ведь художник есть критик общественных явлений: какую бы картину он ни представил, в  ней ясно отразится его миросозерцание, его симпатии, антипатии и, главное, та неуловимая идея, которая будет освещать его картину...     

- Да, вы совершенно правы, что задумались серьезно над этим вопросом. Настоящему художнику необходимо колоссальное развитие, если он сознает свой долг — быть достойным своего призвания. Я не скажу: быть руководителем общества, это слишком,— а быть хотя бы выразителем важных сторон его жизни. И для этого нужна гигантская работа над собой, необходим титанический труд изучения, без этого ничего не будет».  

Слова эти навсегда запомнились Репину. Недаром на склоне лет он воспроизвел их в статье «Иван Николаевич Крамской. Памяти учителя».

Следуя им, он всегда старался узнать как можно больше — из книг, бесед и споров, близких и дальних путешествий. Общение с Л. Н. Толстым, В. В. Стасовым, Н. Н. Ге, дружба со многими выдающимися художниками, композиторами, писателями и, конечно, изучение искусства прошлого, картин, рисунков, скульптур современников — все обогащало ум и душу.

И. Репин.
Мужичок из робких.
1877 г.Его всегда тревожили уровень образованности, низкая эстетическая воспитанность соотечественников. Он писал: «Чтобы понимать плоды науки и наслаждаться ими, необходима специальная  подготовка; против этого никто не будет спорить. О музыке можно сказать почти то же. Кто не подмечал выражения искренней скуки от Бет­ховена у людей, непричастных к музыке, имеющих примитивный вкус? Людей, не посвященных в живопись, случалось мне подводить к лучшим созданиям Рембрандта, Веласкеса, Тициана; широко раскрыв глаза, они чистосердечно удивлялись.., когда я говорил, что это самые замечательные произведения живописи.

Поразительная работоспособность, страстная одержимость творчеством, восторг перед искусством в сочетании с ненасытной жаждой знаний, с широким кругозором, ярко выраженная гражданская позиция, любовь к народу и своей стране, к человеку, неизбывное желание принести людям пользу — все это обусловило великое значение сделанного Репиным.

О незаурядном даровании Репина впервые можно было судить по картине «Воскрешение дочери Иаира», отмеченной Большой золотой медалью и заграничной поездкой за счет Академии художеств. Тогда ему было уже двадцать семь лет. Но годом раньше он начал, а через три завершил своих знаменитых «Бурлаков на Волге» (1870—1873) — полотно, открывшее новую страницу в истории русского да, пожалуй, и мирового изобразительного искусства. Подобной трактовки народной темы, такого художественного языка, новаторского композиционного решения ранее не было.

Важную роль для роста профессионального мастерства сыграло пребывание Репина в Париже (1873—1876), путешествие по «музеям Европы», как назвал он поездку вместе с В. В. Стасовым в 1883 году по Италии, Голландии, Испании и другим странам.

И. Репин.
Бурлаки на Волге.
1870 - 1873 г.Помимо острой наблюдательности Репин имел феноменальную память, и не только зрительную: спустя 30—40 лет мог стенографически воспроизвести речь собеседника, спор с участием нескольких оппонентов, в деталях описать последовательное развитие событий, какую-либо сцену, пейзаж. Пример — его книга «Далекое близкое», в которой точность фактов нашла живое, яркое литературное воплощение. Анализируя эту книгу, Корней Чуковский утверждал, что «у Репина было два дарования и одно — по своим богатым возможностям — было не ниже другого».

И в живописи зрительная память не уводила его в протоколизм, она лучшим образом уживалась с даром  обобщения, отбора самого типичного и в то же время выражения индивидуального.

Выходец из простой семьи, самородок, Репин уже в пятнадцать лет проявил свое бесспорное дарование в «Портрете А. С. Бочаровой, тетки художника», «Голове девочки», а еще раньше — в пейзажах Чугуева и его окрестностей. Его талант развивался стремительно, без скачков и спадов.

 

1    2

 

К содержанию