Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Опубликовать в социальных сетях

Индекс цитирования.

А.Д. Алехин

 

Н.К.РЕРИХ – ПЕДАГОГ

(окончание статьи)

 

 

Весной 1906 года Рерих назначается директором Школы Общества поощрения художеств. 14 апреля М.В. Нестеров пишет ему письмо: "Известие об избрании Вас директором Школы С.Н.Х. искренне меня обрадовало. В какой мере оно отразится на Вашей художественной деятельности - не знаю. Хочется думать, что творчество Ваше при новых обязанностях не пострадает. Ваша художественная подготовка, понимание задач современного искусства дает право надеяться, что жизненные идеи искусства будут постепенно и с обычным Вашим тактом проведены в Школу С.П.Художеств.

Вопрос, что надо делать - подчинять-ли искусство ремеслу или наоборот ремесло возвысить до искусства, становится теперь обостренным и надо без колебаний его решить в пользу последнего принципа, что думаю и удастся Вам при обычной Вашей энергии сделать».

Нестеров не ошибся. С момента вступления Рериха на пост директора царившая в Школе атмосфера застоя и рутины постепенно рассеивается, уступая место живому творчеству, активной деятельности учащихся.

Рерих сразу же стремится к реализации заветного плана - превратить школу в настоящий университет искусств, доступный самым широким народным массам. Недаром примерно половина учащихся школы состояла при нем из рабочих и их детей.

«С молодых лет судьба поставила нас близко к учащейся молодежи... Два десятка лет перед нами проходили самые разнообразные учащиеся. Хорошо, что пришлось иметь дело именно с трудящейся молодежью. Ее было в нашем окружении больше, нежели обеспеченной и богатой. Показательно было наблюдать, как и в самых трудных бытовых условиях молодые дарования стойко развивались, - писал Рерих в 1947 году, за несколько месяцев до смерти.

Он в корне улучшает работу мастерских живописи по фарфору и фаянсу, керамике, резьбе по дереву и создает новые: иконописную, чеканки, рукодельную и ткацкую. Молодой директор организует классы графики, рисования животных, композиции (которыми руководил сам), медальерного искусства и другие. Вводит в число дисциплин хоровое пение и мечтает «обогатить программу введением и музыки», имея в виду "своеобычность" развития художественных дарований.

Теперь в головном и фигурном классах чередуются постановки гипсовой и живой моделей – «для подготовки к восприятию форм живой натуры». В натуральном классе усилено внимание к наброскам, а также к рисованию отдельных частей человеческого тела и к пластической анатомии. В классе майолики введен рельефный орнамент по рисункам собственного сочинения, в скульптурном - натюрморт. В акварельном классе заменено копирование с оригиналов работой непосредственно с натуры.

В практику работы с учащимися входят экскурсии в музеи и на выставки, прослушивание лекций непосредственно в музейных и лабораторных помещениях, посещения древнерусских городов - Ярославля, Костромы, Новгорода, Печор, Пскова. В 1915 коду при Школе открывается Музей русского искусства.

Возрастает количество учащихся. В 1909 году их было около 1000, а к 1917 году это число удвоилось. Школа становится не только самым народным, но и самым большим средним художественным учебным заведением России. В целях максимального увеличения числа учащихся Рерих организует сеть ее пригородных отделений, в которых обучались в основном дети рабочих.

Когда бы и где бы ни был Рерих, его мысли всегда обращались к школе, к заботам о ее воспитанниках. Находясь за рубежом, он приобретает для рисования в младших классах коллекции бабочек, закупает образцы предметов декоративно-прикладного искусства.

В художественных и художественно-промышленных школах Франции, в берлинской школе живописи Рерих присутствует на занятиях с целью использования опыта зарубежных педагогов для усовершенствования методики преподавания в руководимом им учебном заведении.

Во многих западноевропейских городах . Рерих присматривается к работе кустарей и предприятий по производству изделий декоративно-прикладного искусства. Школа готовила главным образом специалистов для художественной промышленности. Вот почему весенние школьные выставки поражали прежде всего бесконечным разнообразием и огромным количеством художественных изделий из самых различных материалов.

Наблюдать и изучать окружающую жизнь, постоянно рисовать о натуры, делать наброски и этюды, осваивать пластическую анатомию - с тем, чтобы овладеть знаниями, накопить материал, необходимый для создания самостоятельных композиций - картин, графических листов, орнаментов, предметов декоративно-прикладного искусства.

Идти в ногу со временем, дать учащимся полное знание всех областей творчества - такой смысл вкладывал Рерих в задачи Школы. «Каждое дело может жить лишь постоянным развитием» - писал он в «Записке директора» от 16 сентября 1913 года.

Для претворения этих принципов в жизнь Николай Константинович привлекает к работе в Школе талантливых педагогов, известных художников, архитекторов, искусствоведов, ученых - А.А. Рылова, И.Я. Билибина, А.В. Щусева, В.А. Щуко, Н.С. Самокиша, К.К. Вроблевского, Н.П. Химону, С.П. Яремича, Н.Е. Лансере, Д.В. Айванова, Б.В. Фармаковского и других.

Показательно, нигде до сих пор не опубликованное письмо И.Я. Билибина Рериху: "По моему он (Г. Нарбут - А.А.) очень способный малый, но пока еще (по юности) совершенно без индивидуальности. Он подражает моим первым сказкам, от которых я сам давно отказался, и не может еще, кажется, понять, насколько оне не то, чем оне должны бы были быть.

Я все время твержу ему, чтобы он искал самого себя: а как он поймет после сырые материалы и будет ли рисовать широко или с микроскопом на носу, это уже дело его индивидуальности, которая пока еще не проявилась.

Потом он не умеет рисовать. Он хочет поступить в нашу школу. Мне кажется, что это хорошо. Пускай порисует».

Вот свидетельство А. Бенуа об успехах школы, о работах ее учеников: «Рисунки эти исполнены без лишнего педантизма, без лишней отделки. Видно, что преподаватель (В.А. Щуко, - А.А.) обращает внимание только на нужное, заставляет вникать в «душу предмета», оставляя в стороне все заботы об элегантном виде рисунков...» «Самое закоснелое из российских художественных учреждений преобразилось. Это чудо произошло благодаря энергии одного человека, одного художника – Рериха.

Интересно воспоминание о занятиях в школе одного из ее выпускников, эстонского художника и публициста Я. Вахтра: «Он был директором школы, спокойный, молчаливый... Раз в неделю он появлялся в классе композиции, который сам вел. Его метод преподавания казался простым: задавая тему, он в нескольких словах развивал план эскиза, говорил - как следует расположить фигуры. Но при этом всегда добавлял, что так поступил бы лично он, а другие должны делать так, как им больше самим нравится. На изготовление эскизов давалась неделя времени. Готовые эскизы развешивались в классе для просмотра. Рерих подходил к каждому эскизу и основательно разбирал его с учениками. Мне не приходилось встречать более участливого и доброжелательного педагога, чем Николай Рерих. В каждой работе, даже самой слабой, он умел находить что-либо позитивное и таким образом побуждал к работе даже тех, кто терял веру в свои способности».

Рерих был убежденным реалистом: «... от реализма открыты все пути. Самое реальное творчество может быть прекрасно по колориту, может иметь внушительную форму и не убоится увлекательного содержания». И ярым противником «чистого искусства»: «...бесконечные говорения о чистом искусстве и ограждение его от всяких привхождений сделали то, что искусство перестало быть свободным».

Сюрреалисты, футуристы и многочисленные другие последователи различных «измов» уже в силу принадлежности к тому или иному направлению заключают себя, по мнению Рериха, «в заколдованный круг всяких запрещений». Ничуть не лучше натурализм, враг истинного творчества, пренебрегающий композицией.

А композиции Рерих придавал огромное значение, считая, что ею необходимо заниматься с первых шагов в искусстве. Он рекомендовал сочинять эскизы с самого начала обучения. "Существует, - говорил художник, - заблуждение, что раньше человек должен законченно научиться рисовать и живописать, а уже потом думать о композиции. Забывается, что нет предела мастерству рисования и живописания и никто не может дерзнуть утверждать, что он этому уже вполне научился. А, кроме того, может случиться любопытнейший внутренний процесс, который захлопнет навсегда вход в композицию».

Интересно отношение Рериха к методам работы: "Не терзайте себя методами, лишь бы вам вообще хотелось работать. Работайте каждый день. Непременно каждый день что-то должно быть сделано. По счастью, работа художника так многообразна, и в любом настроении можно сделать что-то полезное. Один день будет удачен для творчества. Другой - для технических выполнений Третий - для эскиза. Четвертый - для собираний материала. Мало ли что понадобиться для творчества! Главное, чтобы родник его не иссякал...

В годы директорства Рерих требовал от учащихся помимо обязательных занятий в классах и мастерских ежедневной самостоятельной творческой работы - вдумчивой и терпеливой.

"Если же начатое не понравится, - отставьте. Не уничтожайте. Под настроением можно порешить и нечто пригодное. Пусть постоит у стены. Придет час, и этот осужденный изгнанник может понадобиться. Многооко восприятие. Вчера взглянулось одним оком, сегодня глаз увидел нечто неожиданное, а назавтра покажется что-то совсем новое. Не судите сразу. Пусть в ходу будет несколько разных вещей. Одну отбросили, другую вытащили. Да и когда можем мы сказать, что вещь кончена? В конце концов, она никогда не кончена. Лишь обстоятельства заставят расстаться с ней.

Главное, чтобы в саду художества росли многие виды растений. Не бойтесь постоянной работы. Напрасно сидеть у берега и ждать попутного вдохновения. Оно приходит мгновенно и неожиданно. И не знаете, какой луч света, или звук, или порыв ветра зажжет его. Всему - милости просим. Вода - на мельницу! Лишь бы колесо кружилось и жернова работали.

Мы лишь коснулись некоторых аспектов педагогической деятельности Николая Константиновича Рериха, которая требует более полного, обстоятельного освещения.

 

1     2 

 

на главную