Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Опубликовать в социальных сетях

Индекс цитирования.

 

 А.Д. АЛЕХИН

 

Н.К.РЕРИХ И ПЮВИ ДЕ ШАВАНН 

 

 Утренняя Звезда.
Научно-художественный иллюстрированный альманах
Международного Центра Рерихов
№ 2-3, 1994 - 1997

 

 

Утренняя Звезда.
Научно-художественный
иллюстрированный альманах
Международного Центра Рерихов
№ 2-3, 1994 - 1997Утренняя Звезда. Научно-художественный иллюстрированный альманах Международного Центра Рерихов № 2-3, 1994 - 1997Н.К.Рерих считал Пьера Пюви де Шаванна (1824—1898) своим вторым — после А.И.Куинджи — учителем. Находя много общего в своем творчестве и творчестве этого замечательного французского художника, он сообщал в 1900 году из Парижа Е.И.Шапошниковой: «Не помню, писал ли тебе о Пюви де Шаванне. Чем более я всматриваюсь в его работы, чем больше слышу о его рабочих приемах, его жизни, привычках, тем больше я изумляюсь большому сходству многого, что есть у меня».

Как и Пюви де Шаванн, Рерих родился в материально обеспеченной, культурной семье. Родители художников были далеки от искусства: отец Пюви де Шаванна настаивал, чтобы сын наследовал его профессию горного инженера; отец Рериха, владелец нотариальной конторы, прочил сыну профессию юриста. Оба они, особенно Пюви де Шаванн, проявили одаренность далеко не в раннем детстве. Зато, избрав профессию, шли к успеху уверенно, настойчиво. Упорные в достижении цели, они были великими тружениками.

И тот и другой обладали даром наилучшим образом распоряжаться временем. Когда в 1900 году Рерих писал брату: «Надо учиться распределять время — все выдающиеся люди умели его хорошо распределять», то, безусловно, имел в виду и Пюви де Шаванна.

Пьер Пюви де Шаванн.Пьер Пюви де Шаванн.О том, как относились оба мастера к труду, свидетельствуют их вы­сказывания. «Если бы я не был художником, — говорил Пюви де Шаванн, — я хотел бы быть дровосеком». Дровосеки и строители, гончары и кузнецы, мукомолы и керамисты заняты в его панно и картинах добрым, вдохновенным трудом. И произведения Рериха — «Город строят», «Строят ладьи», «Задумывают одежду», «Волокут волоком», «Сергий-стро­итель» — славят труд. Рерих писал: «Веселей любите труд... Будьте всегда самим собою. Поймите, что в творчестве Вашем и отдых, и обновление, и радость». «Работайте каждый день. Непрерывно каждый день что-то должно быть сделано. По счастью, работа художника так многообразна, и в любом настроении можно сделать что-то полезное. Один день будет удачен для творчества. Другой — для технических выполнений. Третий — для эскиза. Четвертый — для собирания материала. Мало ли что понадобится для творчества! Главное, чтобы родник его не иссякал».

Николай Константинович Рерих.
1921 г.Николай Константинович Рерих. 1921 г.Оба мастера глубоко осознали значение самообразования, самосовер­шенствования. Пюви де Шаванн, которому не повезло с наставниками, занимается рисунком и живописью самостоятельно. В 1852 году оборудует мастерскую на площади Пигаль в Париже, где вместе с друзьями ежедневно трудится. Совместная работа и взаимные советы, по словам художника, дали ему гораздо больше, чем пребывание в трех школах. Рерих, едва приступив к занятиям в Академии художеств, задумывает создать «Кружок начинающих художников для взаимного самообразования», который кратко называл «Кружком самоусовершенствования». При всей эрудированности, Рерих всегда был неудовлетворен своими знаниями. 18 октября 1894 года он записывает в дневнике: «Еще несколько отзывов слышал о моей какой-то образованности, просто неловко становится, аж краснею по старой привычке, как подумаю о своем невежестве».

И Пюви де Шаванн, и Рерих были глубоко принципиальны, справедливы, сдержанны и тверды в своих убеждениях.

Обоих признали не сразу. Пюви де Шаванна критики упрекали в отсутствии сюжетов, неумении рисовать, анемичности колорита, «первобытности» формы. Немало лет его произведения вызывали споры и насмешки. И самые первые шаги Рериха в искусстве были отмечены обвинениями критиков в слабом рисунке, мрачности колорита, чрезмерной пастозности живописи.

Пюви де Шаванн.
Песнь пастыря.
1891 г.Пюви де Шаванн. Песнь пастыря. 1891 г.И Пюви де Шаванн, и Рерих преклонялись перед искусством прошлого, когда художники творили с глубокой верой, благородством, искренностью, чистыми помыслами. Пюви де Шаванн говорил: «Если примитивы кажутся нам неуклюжими сравнительно с декораторами XVI века, то это не удивительно. Но не потому, что они неуклюжи и суховаты, а потому, что они истинны и просты». Из Италии Рерих писал
Е.И.Шапошниковой: «Неужели ты не увидишь примитивов на месте — как это красиво. И какой это ключ ко многому».

Как и Пюви де Шаванн, Рерих преклонялся перед итальянскими мастерами Возрождения. Во время путешествия по Италии он запечатлел на одном из своих этюдов «цветистый праздник» фресок Беноццо Гоццоли. Безмерно любил и древнерусское искусство, повторяя не раз, что, когда смотришь на древнюю роспись, на старые изразцы или орнаменты, думаешь, какая красивая жизнь была...

Будучи по призванию, по сути своей уравновешенной, гармонической натуры монументалистом, Пюви де Шаванн утверждал: «Истинная роль живописи — одухотворение стен». Одним из первых живописцев прошлого века он понял, что суть монументально-декоративной живописи—в статичности, простоте и величии. На его панно и картинах — застывшие жесты, торжественные позы. Даже движению он придает особую значимость, импозантность.

Пюви де Шаванн.
Св. Женевьева
обращается к парижанам.
Пюви де Шаванн. Св. Женевьева обращается к парижанам. То же самое можно сказать и о Рерихе, который, подобно Пюви де Шаванну, стремится вывести искусство за рамки обыденной жизни, ка­мерности, донести до самого широкого зрителя, активно воздействовать на формирование его духовного мира. Искусство мелких форм, камерное по содержанию, не годится для этих целей. Вот почему оба мастера, найдя свой художественный идеал, один — в раннем итальянском Ренессансе, другой — в древнерусском искусстве, переняли у них собранность, компактность композиции, величавость гармонии сильных и насыщенных красок, монументальность пейзажа и фигур.

Для обоих художников типична склонность к созданию больших серий картин и панно: «Начало Руси. Славяне», «Учителя Востока», «Гималаи» и др. — у Рериха; «Жизнь святой Женевьевы», «Науки и искусства», «Времена года» и др. — у Пюви де Шаванна.

И Пюви де Шаванн, и Рерих придавали огромное значение композиции как важнейшему средству достижения образной выразительности и убедительности, имеющей свои законы, постичь которые способен лишь человек, знающий жизнь, природу, людей, способный к глубоким обобщениям. Пюви де Шаванн настойчиво и подолгу искал наилучшие решения задуманной темы. Например, полотну «Девушка на берегу моря» предшествовало целых двадцать пять вариантов. Рерих спустя десятилетия развивал
найденные композиционные решения (картины «Человечьи праотцы», «Вечное ожидание» и др.). «Композиция, — говорил он, — лежит в основе всех художественных задач... решительно во всем будет необходимо чувство композиции. Оно поможет увидать задание красиво. Оно позволит избежать условную красивость и найти черты красоты. Задание уложится так, что нельзя будет ни передвинуть, ни отяготить ничем лишним».

 

 1    2