Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Опубликовать в социальных сетях

Индекс цитирования.

СОКРОВИЩА ОСТРОВА САМОЦВЕТОВ

 

Статуя Будды.
Анурадхапура.
IV - V векаШри Ланка... На склоны гор словно наброшен темно-зеленый бархат. Это чайные плантации. В джунглях, подступающих к самой дороге, снуют стада обезьян, важно прогуливаются слоны. Среди листвы пестрят попугаи, гремят хоры цикад. На кучах мусора дремлют огромные вараны. И вдруг — знакомая с детства картина: гирлянды из телеграфных проводов и ласточек.

Но вот показался какой-то странный полусферический холм, густо поросший деревьями, кустарни­ком, травой. Фантазия природы? Нет, рукотворное чудо: возведенная в незапамятные времена буддийская дагоба, или ступа.

Если взобраться на ее вершину, то откроется захватывающая дух панорама лесистой, сверкающей озерами равнины. 3800 лет тому назад над ней неслась воздушная колесница, в которой властитель Ланки, страшный царь демонов Равана, увлекал в горы Ситу, прекрасную жену Рамы. Так повествует эпическая поэма «Рамаяна», созданная великим поэтом древности Валмики.

У самого горизонта в сизой дымке сияет — словно огромный серебряный колокол — Руванвелидагоба. Круглая каменная громада, возведенная во II веке до нашей эры, увенчана квадратной надстройкой и высоким коническим шпилем с остроконечным навершием из драгоценностей. Она покоится на квадратном основании, украшенном со всех сторон скульптурами слонов. Слоны как бы держат на своих спинах все сооружение.

Диаметр тела ступы — почти сто метров. В середине прошлого века Руванвели, как и другие дагобы, была покрыта густой растительностью. На ней, словно на естественной горе, обитали пятнистые олени, шакалы и обезьяны. Почти столетие реставрировали святыню, и сейчас она возвышается памятником Анурадхапуре, первой столице северного сингальского царства.

Страж. Вата-да-ге.
Полоннарува.
XII век
Город окружали мощные стены, ворота выходили на четыре стороны света. Только на уборке улиц были заняты тысячи подметальщиков. Среди водоемов и парков расположились дворцы и вихары — буддийские монастыри, выстроенные из камня и дерева. Старинная цейлонская хроника «Махавамса» рассказывает об Анурадхапуре: «Великий и мудрый король повелел проложить в этом чудесном городе улицы, и на них построили тысячи домов в два и три этажа. Повсюду в городе были лавки, полные всевозможных товаров. Слоны, лошади и экипажи без задержек проходили по улицам, каждый день кишевшим людьми, которые принимали участие в торжественных празднествах...»

О минувшем величии напоминают лишь руины на лужайках, окруженных тенистыми деревьями палу. Таким стал некогда цветущий город из-за войн и 450-летнего колониального господства. Теперь, чтобы вернуть сюда жизнь, нужно напитать влагой почву. Так, как это сделали древние земледельцы: перегородили реки плотинами, в долинах и впадинах создали искусственные водохранилища, соединив их обширной сетью каналов.

Каналы не сохранились, а водохранилища и по сей день отражают высокое небо и феерические закаты. Рядом с искусственным озером Тисса-Вева в III веке до нашей эры буддийские монахи врезали в скалу монастырь Исурумуния. Среди его барельефов особенно знаменит один: мужчина в короткой рубашке, с левого плеча ниспадает священный шнур — упавита; волосы собраны в пучок, уши украшают массивные серьги, ноги — браслеты. На его возлюбленной одежда из тонкой ткани, перехваченная двумя поясами, тяжелые ожерелья...

Влюбленные.
Горельеф в монастыре
Исурумуния.
V - VII века

В лучах яркого тропического солнца фигуры кажутся трепетными. Игра светотени на пористой фактуре камня — цвета смуглой кожи — сообщает лицам одухотворенность, а всей композиции удивительную живость. Предполагают, что скульптор изваял молодого царевича с женой, которая принадлежала к низкой касте чандалов. Юноша предпочел жизнь с любимой богатству и царскому трону.

...На невысоком кирпичном постаменте сидит человек. С полузакрытыми глазами, сосредоточенный и спокойный. Размышляет. Не час, не два, уже пятнадцать столетий. Это — скульптура Сиддхартхи Гаутамы, который родился в Индии в 536 году до нашей эры. В 29 лет он отказался от мирской жизни и сделался отшельником. Долго скитался, чтобы, познав истину, стать духовным наставником людей. Однажды на Гаутаму снизошло озарение, после чего он стал Буддой, то есть «просветленным».

Таким его и показал скульптор — в состоянии медитации, размышления. Изваял с величайшим мастерством и вдохновением. Лицо сосредоточенно. Правое плечо и часть широкой груди плотно облегает прозрачная ткань. Волосы собраны мелкими пучками в несколько круговых рядов. Фигура впечатляет спокойствием, внутренней силой, собранностью. Фактура крупнозернистого песчаника создает ощущение живого человеческого тела. Это ощущение усиливается игрой солнечных бликов, рефлексов от яркой зелени, синего неба, красной земли.

Изложить суть учения, которое проповедовал Будда, в нескольких словах невозможно. Но важно отметить, что он отвергал кастовые различия и был единственным индийским пророком, предложившим народу иллюзию свободы, равенства и братства. Буддизм — философско-религиозное учение, обратившее в свою веру сотни миллионов жителей Азии и других частей света. На Цейлоне (так раньше называлась Шри Ланка) он сохранился в первоначальной форме. Здесь почти всюду можно встретить буддийские храмы и монахов, облаченных в оранжевую или розовую робу.

Руванвелидагоба.
Анурадхапура.
II век до н.э.

Некоторые скульптурные изображения Будды, созданные в древности, скрыты непроходимыми джунглями или толщей земли. Другие привлекают толпы паломников, как, например, в Галвихаре. Комплекс Галвихары расположен в северной части Полоннарувы, которая в XI веке стала главным городом острова. Из каменного монолита высечен не только храм, но и скульптуры. Длина статуи лежащего Будды — более 15 метров. Даже расслабленный, отрешенный от мирской суеты, Будда производит величественное впечатление. А как переданы мягкие очертания лица, плеч, рук, бедер, струящиеся нити и складки прозрачной, плотно облегающей тело одежды!

Самая внушительная на острове статуя Будды находится в Ланкатилаке, «доме образа». Высота здания превышала 30 метров. Внутри помещалась камера с колоссальной скульптурой, которая, по свидетельству древней хроники, «была для глаз подобной эликсиру».

В прошлом Ланкатилака имела пять этажей и была украшена орнаментами из стилизованных растений, изображениями богов и брахманов, башенок, залов, гротов. Вход обрамлен двумя полуколоннами в виде контрфорсов. Красиво противопоставление динамично взлетающих ярусов здания и четких горизонтальных пилястров, рельефных поясков и карнизов.

Со всех сторон Ланкатилаку окружают стелы с горельефами, изображающими «стражей врат», призванных приносить счастье, защищать от всяческих бед. Это наги — существа в виде человека со змеиным капюшоном. У древнего населения острова существовал культ поклонения змее, образ которой очень популярен и в буддийском искусстве. Змеи - наги обычно связываются с подземными недрами, полными сокровищ, которые они стерегут, а также с водной стихией. Считаются охранителями священных предметов и священных мест. Потому и устанавливались плиты с изображением «стражей врат» у буддийских сооружений и у царских дворцов.

Храм Раджа Махавихара
в Келании.
Основан в III веке до н.э.

«Стражи врат» — это живопись в скульптуре. Фигуры вписаны в бортики стелы почти вплотную, однако не воспринимаются стесненными, потому что рельеф замечательно решен в пространстве. Иногда он почти отделен от плиты, переходя в круглую скульптуру. При всей сложности композиции древние ваятели умели избежать впечатления перегрузки и создать гармоническое единство фигуры «стража» со стелой и всем скульптурным и архитектурным ансамблем.

Среди подобных горельефов есть шедевры. Например, те, что находятся у входа в одну из самых пропорциональных и гармоничных построек средневековой Шри Ланки — Вата-да-ге.

На круглой террасе воздвигнута кирпичная стена. Она опоясывает небольшую дагобу, перед которой установлена скульптура Будды, сидящего в позе лотоса. Вдоль наружного края террасы проходит невысокая ограда со столбами. Здание, полагают археологи, имело деревянное купольное перекрытие, выложенное изразцами.

Все сооружение покоится на широкой круглой платформе. Его обрамляют два пояска рельефных фигур: в верхнем фризе карлики — духи природы, в нижнем львы. Рельефы украшают также ступени и великолепный «лунный камень» перед лестницей.

Роспись Сигирии.
Знатная дама с цветами.
V век.
Фото автора.

«Лунные камни» играют важную роль в искусстве Шри Ланки. Это концентрические полукружия, где чередуются пояса с изображением животных, птиц, растений. Пластично, в живом движении изваяны вереницы спешащих слонов, лошадей, львов, быков-зебу. Каждое изображение что-либо олицетворяет. Например, лев означает самого Будду — «Льва Закона», круг с лепестками лотоса — символ чистоты и солнца, сияющего в безоблачном небе.

Своеобразные по формам, украшениям цейлонские постройки и архитектурно-художественные комплексы заключают в себе глубокий смысл, а многие выражают не столько религиозные догмы, сколько философско-этические идеалы, связанные с первоначальным буддизмом.

Ланкийские зодчие создавали геометрически ясные, конструктивно четкие сооружения — как бы в противовес причудливой природе с ее фантастическими цветами, листьями, плодами, камнями, скалами...

Самые древние образцы живописи Шри Ланки сохранились на скале Сигирии. По пути к ней стоит небольшая статуя Будды. Путники опускают в жертвенный ящик монеты, кладут белоснежные кусочки кокосового ореха к подножию, «чтобы бог зарослей охранил от диких слонов и кобр».

В V веке эта скала, высотой почти в двести метров, стала свидетельницей драматических событий:

У царя Дхатусены было два сына, Моггаллана и Кассапа. Последний потребовал у отца трон вместе с казной. Отец отказался. Тогда Кассапа его похитил и заживо замуровал. Моггаллана, спасаясь, бежал в Индию, а царь-отцеубийца поселился на вершине Сигирии в великолепном дворце, сверкающем белым мрамором стен и бронзой крыш.

Вата-да-ге.
Полоннарува.
XII век.

Сейчас, глядя на остатки фундаментов, трудно представить, каким образом сумели по отвесным стенам поднять строительный материал и возвести здания, террасы с лестничными маршами, сады, наполнить каналы и бассейны артезианской водой, посадить тенистые деревья, благоухающие цветы. Но самое удивительное — наскальные фрески, которые опоясывали Сигирию. Они были созданы по приказу Кассапы. Надпись того времени гласит: «Пятьсот юных женщин в своем великолепии подобны венцу славы царских сокровищ». Сохранилось лишь 21 изображение, выполненное на штукатурке столь отполи­рованной, что она мало отличается от поверхности стекла.

Фигуры женщин написаны примерно в три четверти натуральной величины. Одни из них, с более темным, оливково-зеленоватым оттенком кожи, в кофточках из плотной ткани с перевязью на груди, прислуживают знатным дамам, подавая им подносы с цветами и фруктами. Пышные прически последних роскошно убраны ювелирными украшениями и лентами. Их плеч почти касаются серьги в виде массивных, изогнутых кольцом пластинок. На запястьях множество браслетов, унизанных драгоценными камнями. С шеи ниспадают ожерелья из жемчуга и золота, круглые массивные подвески с зеленым или красным камнем в центре. Лица, очерченные, как и фигуры, тонкими смелыми линиями, красивы и благородны. Широкий разрез красивых миндалевидных глаз с тяжелыми веками, длинные, изогнутые, близко сходящиеся брови, тонкий, слегка орлиный нос, полные губы.

На увидевших их людей эти вечно живые красавицы во все времена производили огромное впечатление. 685 из них выразили свои чувства в стихах, оставленных на скале еще в IX—XI веках. Слагали стихи не только простые смертные, но и правители. Один из них писал:

 

Твоя красота поразила мое сердце.

Едва я увидел тебя, мои глаза стали

                                                  принадлежать тебе,

Ты похитила их навсегда.

Если ты не примешь любовь мою,

Значит, ты никогда не любила.

Ты отвергла царя, и возлюбленным твоим

                                                   стал каменный утес.

Люди проходят мимо тебя, проходят и уходят,

Оставайся же здесь, взирая на них холодным оком.


Никто не знает, кого изобразили живописцы — танцовщиц, придворных дам или небожитель ниц.

За тысячу лет до итальянского Возрождения безвестные азиатские художники сумели достичь невиданного мастерства. Уверенный рисунок, знание формы, перспективы, анатомии, свободное владение кистью позволили им передать естественность поз, непринужденность жестов, сложные ракурсы. В живописи Сигирии гораздо больше непосредственности и динамичности, чем в знаменитых фресках Аджанты.

Ну а что же царь Кассапа? Восемнадцать лет он созерцал с высоты Сигирии свои владения — водохранилища, сады, где дорожки кажутся прочерченными как по линейке, деревни, поля, заросли, взбирающиеся по холмам и тонущие в густо-синих далях.

Крепость была неприступна. И если Кассапа проиграл битву, к которой готовился долгие годы, ожидая 

Далада Малигава.
Канди.
XVIII век.

возвращения из Индии Моггалланы, то по глупой случайности. Узнав, что брат высадился на берег и приближается, Кассапа без промедления отправился навстречу, В разгар боя его слон почуял впереди скрытое болото и повернул, чтобы его обойти. Воины решили: владыка отступает. И в смятении обратились в бегство. Не видя иного выхода, Кассапа заколол себя кинжалом.

В истории Шри Ланки быль переплетается с легендами. Любой уголок острова таит в себе бесконечно много интересного для художника, искусствоведа, историка. Изумителен по красоте Канди — город среди гор и джунглей. В его центре раскинулось квадратное искусственное озеро, обрамленное каменной узорчатой оградой. На берегу возвышается Далада Малигава — храм Святого Зуба.

Далада Малигава великолепен в своем роскошном убранстве. Это неудивительно: «зуб Будды» — особо почитаемая в стране реликвия. По сингальскому преданию, он наделяет могуществом того, кто им владеет. Постройка замечательно вписалась в окружающий пейзаж. Ее многоярусные объемы вторят окружающим горам, колонны — стволам близрастущих пальм, а многочисленные карнизы, декоративные архитектурные пояса и кружева оград подобны легкой ряби серебристого озера. Из Канди дороги расходятся во все концы страны. По какой ни направишься — обязательно встретишь много чудесного.

Жарким ветром, шелестящими кронами пальм, дышит на остров океан. Подбрасывает рыбацкие катамараны, украшает берега ракушками и обломками кораллов. Днем сияет бирюзой. Ночью кажется покрытым мелкими кусочками льда. Волны несут зеленую пену и швыряют на камни. Лунная дорога искрится и колышется.

Вечер не приносит прохлады. На фоне звездного неба порхают летучие мыши. Сумрачные глубины лагун чертят таинственными вспышками стремительные рыбы. Ярко горят рекламы, за витринами отсвечивают лакированными боками пачки чая. Лавки торговцев манят гроздьями бананов, горами ананасов, папайи, кокосовых орехов.

Страну называют Островом Самоцветов — ее недра богаты драгоценными камнями. Но истинные сокровища Шри Ланки — произведения искусства, созданные трудолюбивым и талантливым народом.

 

А.Д. Алехин  

Журнал "Юный художник", №12, 1988

 

к содержанию