Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Опубликовать в социальных сетях

Индекс цитирования.

На третьей обложке

(Б.М. Кустодиев)

 

 

Б.М. Кустодиев
Портрет А.А. Кузнецовой
1919 г.Радость жизни, безмятежность еще ничем не омраченной души - словно и плохого не бывает. Нежное девичье лицо. Большие, с веселыми искорками, широко открытые глаза. Приподнятые, будто в легком изумлении, брови, улыбающиеся пухлые губы. Гладко зачесанные волосы, стянутые сзади большим бантом.

Четкие, изящные линии плавны, лаконичны и точны. Чудесным образом они сочетаются с тончайшей моделировкой лица и шеи, неуловимыми тоновыми и цветовыми нюансами.

Эта милая девушка с добрым и открытым взглядом позировала Борису Михайловичу Кустодиеву теплым летним днем 1919 года. К тому времени художник уже много месяцев испытывал тяжкие страдания. И. Я. Билибин писал: «Его осилил тот недуг, который точил его много лет и перед которым Кустодиев не сдавался... и дай Бог работать так любому художнику, как геройски и неутомимо работал не владевшей ногами богатырски неутомимый Кустодиев». Среди тех, кто восхищался этим человеком и знал его, был Г. С. Верейский: «Своих друзей Борис Михайлович встречал всегда с веселой улыбкой, с добродушной шуткой и горячо вдохновлялся разговорами об искусстве, жадно интересуясь всем, что происходило в этой области. И это, несмотря на то, что весь организм его, кроме мозга, сердца и рук, был поражен. Нельзя было не поражаться его силе воли, его неиссякаемой работоспособности. Искусство Б. М. Кустодиева носит характер радостного утверждения жизни, которому он не изменял до конца своих дней».

Родился Кустодиев в Астрахани и там же в 1893 году начал брать частные уроки у П. А. Власова, выпускника Академии художеств, организатора «Астраханского кружка любителей живописи и рисования», который он также посещал. В письмах того времени пятнадцатилетний подросток увлеченно рассказывает о рисовании гипсовых орнаментов, голов, частей тела, постижении техники акварельной и масляной живописи, изучении пластической анатомии. Он жадно стремится к знаниям, к творчеству.

Овладение рисунком Кустодиев считал для художника первостепенным делом. «...А еще больше обрати внимание на рисунок - и именно на р и с у н о к, а не тушевку, которая ничего не значит и занимает второе место»,- пишет сестре в 1897 году, когда стал уже учеником Академии художеств. Занимаясь в мастерской И. Е. Репина, он ценил своего учителя прежде всего как замечательного рисовальщика и утверждал, что основная задача Академии - выпускать людей, умеющих рисовать.

Репин любил своего ученика, преуспевшего не только в графическом мастерстве, но и в живописи - -близкого Илье Ефимовичу по цветовому видению, манере письма, технике натурного этюда. Однако со временем живопись Кустодиева становится все более декоративной, сочной, густой, звонкой - отвечающей поискам национального колорита.

Одно время Кустодиев всерьез занялся скульптурой. Увлекся и резьбой по дереву. Воплощая в себе дар живописца, графика и скульптора, он становится сценографом - творцом замечательных театральных декораций. Но был еще и автором книжных иллюстраций, плакатов, декоративных панно.

Утратив возможность ходить, Кустодиев продолжал писать, наклоняя над собой холсты. Но откуда он черпал материал для жанровых картин, брал типажи, пейзаж, как мог изобразить кон­кретную улицу, дом, интерьер, не имея перед собой этюдов и зарисовок, а главное, лишенный свежих впечатлений? Выручала фантастическая память. Кустодиев помнил до мельчайших деталей все, что видел еще в детстве и юности.

Однако многие портреты - в том числе и А. А. Кузнецовой - он выполнял с натуры. Обладая, по удачному определению Ф. И. Шаляпина, веселой меткостью рисунка, художник запечатлел цветными карандашами не только внешнее сходство, но и передал черты характера этой обая­тельной девушки.

 

 

А.Д. Алехин  

Журнал "Юный художник", №3, 1993  

 

к содержанию