Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Опубликовать в социальных сетях

Индекс цитирования.

 

Александр Данилович Алехин 

 

НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ РЕРИХ

(К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ) 

 

А.Д. Алехин
К 100-летию со дня рождения Николая Константиновича РерихаМы на выставке. Мы в удивительном мире. В нем — необъятные пространства, торжественное спокойствие и вечное движение. В нем — светлый разум и доброе сердце, душевная чистота и дерзания во имя добра. 

Этот мир создал Николай Константинович Рерих. 

Нас покоряет яркость и чистота красок, заключенных в четкие контуры. Картины складываются в торжественный гимн природе и человеку, способному осознать ее красоту, преобразить силой творческого воображения. Мы не всмотрелись еще ни в одну из картин, но уже испытываем воздействие величественного живописного ансамбля. 

Необычен, смел, образен изобразительный язык произведений Рериха. Каковы же особенности этого языка? 

Ясность, уравновешенность, «прочность» композиции, отличающейся особым спокойствием и внушительностью. 

Монументальность. Даже в репродукциях произведения Рериха монументальны до такой степени, что, не зная подлинника, можно подумать, судя по характеру композиции, передаче глубины пространства, тоновым и цветовым соотношениям, будто они очень велики по размерам, в то время как на самом деле написаны на небольшом холсте или картоне. 

Широкая манера письма, плоскостность и локальность цвета. Стремление к передаче настроения, к достижению образности средствами контрастов тона и цвета, воздушной и линейной перспективы.

Графичность произведении живописи. Четкая прорисованность контуров изображения, точность и определенность рисунка, тоновые контрасты, ясное деление глубины пространства на планы, при котором ближние предметы часто смотрятся силуэтами на фоне дальних. Синтез открытого, напряженного цвета с графичностью, линейностью изображения.

Частое использование сочетаний дополнительных цветов, контрастов теплых и холодных красок, а также противопоставлений линий вертикальных — горизонтальным, интенсивных и резких — тонким и легким.

Обобщенность формы и цвета. Показ не минутного состояния, а характерных и длительных настроений. Отсюда пренебрежение игрой бликов и рефлексов, падающими тенями, мелкими подробностями, отсутствие интереса к запечатлению стремительных движений и неустойчивых форм и, наоборот, тяготение к формам прочным и статичным. Эта статичность и устойчивость характерна даже для тех произведений Рериха, в которых он передает движущиеся массы, предметы и живые существа. Мало того, в своих картинах он нередко достигает устойчивости именно с помощью запечатленного движения.

Умение выразить неумолимость движения, втягивающего в свой круговорот всю Вселенную, весь мир, все до последнего камня, наполнить им внешне скованные формы и очертания предметов. Парадоксально, но можно сказать: в произведениях Рериха динамичность живет внутри форм статичных. Динамичность в статичности. 

Преобладание почти во всех произведениях художника пейзажа — эпичного, многопланового. При этом он никогда не подавляет человека. Наоборот, природа и человек находятся в нерасторжимом единстве, живут одной жизнью. 

Большинство работ Рериха начинается как бы со второго плана; первый же план словно остается за нижней рамой картины. Это дает возможность художнику избежать показа многочисленных подробностей, добиться большей обобщенности изображения, достичь впечатления эпичности.

Персонажи картин Рериха обычно отодвинуты в глубину пространства, что позволяет пейзажу активнее включиться в происходящее действие. Люди на полотнах художника удиви­тельно вписываются в пейзаж, «врастают» в него, как корни деревьев в землю. Они всегда точно на своем месте: малейшее перемещение их в глубину или к зрителю, вправо или влево непременно нарушило бы весь композиционный строи картины.

Произведения Рериха рассчитаны па рассмотрение издали. Сам Рерих всегда придавал большое значение расположению своих работ, заботился о размерах и освещенности помещения, композиции экспозиции. 

Творчество Рериха едино и последовательно. Вся его деятельность и, конечно, его искусство — программны и глубоко рациональны. Но программность и рациональность чудесным образом уживались со свойственной ему поэтичностью, творческой фантазией, размахом, внутренним огнем.

 

1   2   3   4